Московская Перспектива: От Белой площади до Речного вокзала. Архитектурная экскурсия по Большой Ленинградке


Андрей Мирошкин, 14 октября 2010
Дорожно-транспортный «луч» столицы, ведущий на северо-запад, в последнее время находится в центре широкого внимания. На этой трассе активно ведется реконструкция, призванная улучшить автомобильное сообщение. Строятся новые развязки, прокладываются тоннели.

Но местность вдоль Ленинградского проспекта и одноименного шоссе также весьма интересна с точки зрения архитектуры и градостроения ХХ — начала ХХI веков.

Именно этой теме была посвящена автобусная экскурсия «Большая Ленинградка», состоявшаяся в минувшее воскресенье в рамках фестиваля «Дни архитектуры в Москве». В поездку вместе с другими участниками отправился и корреспондент «Московской перспективы».

Экскурсию проводили знатоки старой и новой московской архитектуры — представитель агентства «P-Arch» Наталия Алексеева и куратор проекта «СовАрх» Денис Ромодин. Маршрут включал практически весь северо-западный «луч» в границах города. Осмотр достопримечательностей Большой Ленинградки начался на площади Тверской заставы, у храма Николая Чудотворца, принадлежащего старообрядческой церкви. Храм этот строился перед самой революцией в псково-новгород-ском стиле и был открыт в 1921 (!) году. Но через полтора десятилетия власти отобрали у прихожан эту необыкновенно красивую церковь, и в течение долгого времени она использовалась сначала как склад ПВО, а затем как скульптурная мастерская. А в конце 30-х Никольский храм едва не был уничтожен — на его месте планировалось выстроить Дом «Аэрофлота» по проекту Дмитрия Чечулина. Однако война помешала воплощению этого замысла, а впоследствии о нем как-то забыли. Ныне церковь, возвращенная верующим, стоит в окружении современных корпусов бизнес-центра «Белая площадь» (совместный проект российских и польских архитекторов). Его здания как бы «сходятся» к храму, а своим взаиморасположением напоминают об узких переулках, существовавших ранее в этом квартале. На первых этажах корпусов разместились кафе, магазины и другие общественные заведения — это, по замыслу авторов проекта, воссоздает в миниатюре фрагмент традиционной городской среды.

Перемахнув через железнодорожные пути по Тверскому виадуку, построенному архитектором Иваном Струковым в стиле венского модерна в 1900-е годы, экскурсионный автобус устремился на северо-запад. Петербургское шоссе, рассказывает Денис Ромодин, еще в ХIХ веке создавалось широким и с двумя аллеями посредине. Правда, за минувшее время «зеленая» часть магистрали ради оптимизации автомобильного движения неуклонно уменьшается, но это компенсируют парки и скверы, возникающие вдоль трассы. За окнами автобуса — постройки разных эпох и стилей: особняк Рябушинского — ныне посольство Болгарии, фабрика «Большевик», принадлежавшая некогда бельгийцу Сиу, отель «Советский» с легендарным, правда, неоднократно перестроенным, рестораном «Яр».

Первая остановка — у стадиона «Динамо» и павильонов одноименной станции метро. Стадион построен в 1927 году (архитекторы А. Лангман и Л. Чериковер) из железобетона, и по этой причине его реставрация, давно уже назревшая, крайне затруднена. Первоначально трибуны располагались «подковой»: со стороны Верхней Масловки зрительских рядов не было. Лишь к середине 30-х чаша «Динамо» приобрела свой нынешний вид. Но вплоть до 1938 года, отмечает гид, спортивные мероприятия создавали большую проблему для пассажиров: трамваи и троллейбусы с таким наплывом публики едва справлялись. Ситуация улучшилась с открытием станции метро — ее наземные павильоны, кстати, первоначально проектировались цилиндрическими. Вообще, сочетание в едином ансамбле конструктивистского стадиона и «сталинской» станции метро вышло довольно занятное.

Далее на маршруте — «Дом Моссовета», ярко-красная постройка 70-х годов (архитектор Андрей Меерсон, курировавший в течение многих лет застройку в районе Ленинградки). Для «номенклатурного» дома тех лет весьма необычное решение, чем-то напоминающее «прибалтийский» стиль в советской архитектуре, поясняет гид.

Многие дома по обе стороны трассы в районе станций метро «Аэропорт» и «Сокол» интересны тем, что строились накануне и сразу после небезызвестного постановления 1955 г. о борьбе с архитектурными излишествами. Что-то успели построить до его выхода (эти здания отличаются богатым экстерьером), а другие проекты пришлось переделывать «в соответствии с линией партии». Дома с упрощенными фасадами архитекторы прозвали «обдирными».

Наряду с постройками 50-х годов здесь немало незаурядных сооружений более раннего времени. Например, довоенный жилой дом со станцией метро «Аэропорт» в первом этаже. Или пожарная часть у «Сокола» — одна из последних в Москве, оборудованных каланчой (с конца 1920-х годов использовались современные способы оповещения). А после развилки с Волоколамкой справа по ходу виден первый троллейбусный парк Москвы — он бесперебойно функционирует уже 77 лет!

Короткая остановка у многофункционального центра «Метрополис» близ метро «Войковская». Его стеклянные корпуса выросли совсем недавно на территории переехавшего отсюда завода. По мнению Наталии Алексеевой, это одно из наиболее удачных сооружений подобного рода в Москве за последние годы. Оно состоит из двух непохожих частей: офисная — спокойная, гладкостенная; торговая — почти «взрывная» по архитектуре. На возвышении между корпусами устроена очень симпатичная прогулочно-досуговая площадка в европейском стиле.

Осмотрев дома работников Северного порта постройки конца 1930 гг., въезжаем на территорию Речного вокзала. Его главное здание строилось одновременно с прокладкой канала Москва — Волга. Архитектор Алексей Рухлядев придал сооружению форму, чем-то напоминающую силуэт пассажирского лайнера. На его высокой «мачте» (шпиль выдвигался на период навигации) установлена звезда, до того венчавшая Спасскую башню Кремля. Художественная гордость здания — 24 цветных керамических панно, изображающих технический прогресс нашей страны и новые постройки Москвы. Причем некоторые здания попали сюда «авансом», как еще недостроенные к тому моменту; а Дворец Советов, красующийся на одном из медальонов, так и остался в проекте. Автор уникальной керамики, художник знаменитого Ленинградского фарфорового завода Наталья Данько умерла в 1942 году вскоре после эвакуации из блокадного города. Строился Речной вокзал из железобетона, что крайне осложняет его реставрацию. С 1990 годов это здание — памятник архитектуры регионального значения.

На обратном пути гиды рассказывают, что после открытия аэропорта «Шереметьево» (начало 1960 гг.) значение Ленинградки повысилось. Это отразилось и на облике трассы. На фасадах и крышах домов появились интересные конструкции, рекламирующие товары СССР и стран СЭВ. Жаль, что эти архитектурно-дизайнерские сооружения не сохранились — они, по мнению наших экскурсоводов, содержали аромат своей эпохи.

Артефакты сталинского времени сменяются на нашем маршруте зданиями новейшей пос-тройки. На Ленинградском шоссе сейчас завершается строительство жилого комплекса «Город яхт». Это будет первый в Москве дом, к дверям которого можно будет в буквальном смысле пришвартоваться на парусном судне. Экскурсанты побывали на территории и внутри комплекса, задали вопросы представителю компании Capital Group, осуществляющей проект. Из холла первого этажа рукой подать до берега Химкинского водохранилища.

Архитектор Николай Лызлов, сообщили гиды, большой поклонник «советского модерна» 1960 — 1970 гг. и в своих работах старается развивать эти традиции. Кстати, если посмотреть на «Город яхт» со стороны, в силуэте его крыши отчетливо угадываются трубы парохода. На палубы и капитанский мостик чем-то похожи и соединительные галереи соседнего жилого комплекса «Лебедь», выстроенного 40 лет назад в диковинном для той поры футуристическом стиле. Так что «корабельные» мотивы в архитектуре этой местности оказались живучими.

Завершилась экскурсия осмотром двух выдающихся, хотя и совершенно разных, домов советского времени близ ипподрома. «Ажурный» дом 1940 года (архитектор А.Буров, узорчатые решетки фасада выполнены по эскизам В. Фаворского) стал пионером крупноблочного индустриального строительства в Москве и, кстати, одним из первых в городе домов с железобетонными перекрытиями. Издали кажется, что он облицован серым мрамором, но в действительности это особого рода глазурь. Гиды добавляют, что после войны бетонные блоки такого же типа применялись при строительстве школ.

На углу Ленинградского проспекта и Беговой улицы трудно пройти мимо «дома-сороконожки» (архитектор А.Меерсон, 1970 гг.). Этот экспериментальный дом впитал разные архитектурные традиции — от Ле Корбюзье до американцев. Здания такого типа планировалось запустить в серию, но из этой идеи ничего не вышло. Дом «на ходулях» и с удивительными пожарными лестницами так и остался в своем роде уникумом.

Познавательная поездка показала: «Большая Ленинградка» — это не только строящиеся сейчас путепроводы и эстакады. Это еще и впечатляющая архитектура разных эпох и стилей.

Андрей Мирошкин

Фото автора